Основным организатором следок M&A в 2017 году стал ВТБ Капитал — на его долю пришлось 36,3%  рынка и 9 сделок, второе место занял китайский инвестбанк China International Capital — 30% и 1 сделка, третье место — германский Deutsch Bank, который занял долю в 9% и провел 2 сделки. 

В сегменте энергетического сектора большую лепту внесла сделка по приобретению компанией CEFC China Energy пакета акций «Роснефти» на сумму $9,1 млрд. В финансовом сегменте Thomson Reuters учитывает сделки по передаче частных банков на оздоровление Фонду консолидации банковского сектора (ФКБС), созданному ЦБ. В 2017 году на санацию в фонд отправились три крупных частных банка — «ФК Открытие» (2,5 трлн рублей активов на первое полугодие 2017 года), банки группы Бин (порядка 1,8 трлн рублей активов на третий квартал 2017 года) и Промсвязьбанк (1,2 трлн рублей активов на третий квартал 2017 года).

По словам генерального директора  УК «Спутник — Управление капиталом» Александра Лосева, на российском финансовом рынке последние годы не было здоровой консолидации активов. «Либо банк уходит на санацию к ЦБ, либо к другому банку. Если же смотреть на сделки страховых компаний и НПФ, то их объемы несопоставимы в сравнении с банковским сектором и погоды не делают», — комментирует Лосев. По его мнению, реальная активность финансовых компаний на рынке M&A возможна только в ситуации, когда экономика перейдет к устойчивому росту, а банки начнут выдавать кредиты компаниям.  

Учитывать в статистике M&A санируемые банки — некорректно, поскольку это не рыночные сделки, а вынужденная мера регулятора, подчеркивает аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай. «По таким критериям можно было бы также за крупные сделки посчитать переход в 2008 году крупнейших ипотечных агентств Fannie Mae и Freddie Mac под контроль Федерального государственного агентства по жилищному финансированию (FHFA)», — приводит пример он. 

Для того, чтобы в финансовом сегменте России активировались реальные сделки, ЦБ должен анонсировать окончание расчистки банковского сектора и заверить, что к оставшимся банкам нет претензий, говорит Порывай.  «Сейчас же пока банковская система достаточно специфична — как показали действия ЦБ в 2017 году, у многих  даже крупных участников есть фиктивный капитал, кредиты, выданные связанным компаниям, отчетность недостоверна и так далее. Очень мало банков получает прибыль, а те, кто занял хорошую нишу, конечно, не готовы дешево продавать свой бизнес», — заключил аналитик.

Новости в фотографиях

Source

HashFlare

Понравились фото новости? Поделиться: